Epistula non erubescit!

 


Едуард Демерзель
Настрій: розлючений
Музика: Профессор Лебединский - Я убью тебя, лодочник!

Метафизика футбола и дух капитализма. Итальянские гранды и их дух.

Сяючий ЮвеПродолжаю публикацию отрывков из работры "Метафизика футбола и дух капитализма". В предыдущей главе мы произвели деление футбольных клубов в зависимости от их отношений с историей и финансовым возможностям, теперь пришёл черёд взглянуть поглубже на клубы-гранды и посмотреть, чем же они могут отличаться друг от друга. Влияют ли как-то тардиции клуба на манеру игры? Влияет ли само название клуба на его судьбу? На психологию игроков? Можно ли купить авторитет с помощью денег, а без денег его потерять? Попытаемся дать ответы на эти вопросы на примере итальянских грандов...

Все гранды и феллахи – это аристократия, они имеют аристократические традиции и аристократический дух, которые являются прямым следствием их истории. Этого нет ни у «клубов в себе», ни у предграндов. Последние также имеют свой дух, характер, который позволяет им побеждать, но они не имеют того аристократизма, который определяется прежде всего традициями, самой Историей, которой ни предгранды, ни «клубы в себе» не имеют.

Но и каждый из грандов и феллахов имеет свой собственный дух, который выделяет его из всей массы исторических клубов. Этот дух не изменяется или изменяется очень мало в течение всей Истории, и по нему мы безошибочно можем определить клуб, внезависимости от его сиюминутного состояния, финансового или игрового, внезависимости от его текущего положения в турнирной таблице. Иногда кажется, что из этого закона бывают исключения, но при ближайшем рассмотрении они оказываются только блестящим его подтверждением. Всё вышеизложенное прекрасно видно на примере итальянских грандов и феллахов.

Италия здесь интересна нам также с той точки зрения, что на Аппенинах сложилась уникальная ситуация – три крупных города имеют по два исторических клуба. Турин – «Ювентус» и «Торино», Милан – «Милан» и «Интер», Рим – «Рому» и «Лацио». Сюда же с некоторой натяжкой можно добавить и Геную с её исторической «Дженоа» и «Сампдорией», которая в начале 90-х годов прошлого века пребывала в состоянии предгранда [1]. Всё это предоставляет нам благодатную почву не просто для сравнения духа исторических клубов одной страны, но также для более детального рассмотрения духа великих клубов в срезе одного города.

Сноска 1. "Дженоа", как мы уже сказали ранее, была некогда грандом, а в настоящее время является феллахом. Завоевав в начале 90-х годов несколько национальных трофеев (Кубки Италии 1988,1989 и 1994 годов и скудетто 1991), "Сампдория" была в одном шаге от становления грандом, но выстрел Рональда Кумана со штрафного в финале Кубка Чемпионов 1992 года поставил крест на Истории генуэзцев.

Начнём с Турина. В столице Пьемонта «Торино» – это аристократия крови. За него, несмотря на современное феллахское обличье «быков», до сих пор болеют самые именитые семьи Турина, дворяне и патриции. За «Ювентус» болеют рабочий заводов «Фиата» и сицилийский крестьянин. «Ювентус» – это аристократия духа. Не зря Моджи подчёркивал, что даже суперзвезда, не имеющая специфического духа Юве, психологии победителя, ответственности за клубные цвета, никогда не будет носить полосатую чёрно-белую футболку. В «Ювентус» никогда не приглашали кого попало, и трансфертные ошибки чёрно-белых можно пересчитать на пальцах одной руки. Апогеем сверхутончённого отношения к команде, несколько отдающего не только пафосом, но даже и снобизмом, представляется ответ Моджи на вопрос журналиста, каким образом Кака оказался в «Милане» несмотря на то, что Старая Синьора также претендовала на молодого бразильского плеймейкера. «Как мы могли привезти в Италию игрока с такой фамилией? Нас бы все засмеяли!» – воскликнул генеральный менеджер «Ювентуса». В первый же сезон Кака принёс «Милану» скудетто, но «Милан» предал свои принципы задолго до того.

В имени команды заложен её дух. Когда после первого выигрыша скудетто в 1905 году швейцарский предприниматель Альфред Дик, бывший президентом Юве, хотел сменить название клуба [2] и превратить его в коммерческое предприятие, он был немедленно изгнан. Посягнуть на имя команды – кощунство. Любой клуб, который не называется просто именем города, несёт свою историю в своём имени. Что может быть более ярким примером, чем обанкротившаяся «Фиорентина»? После ликвидации «Фиорентины» во городе Флоренция был создан новый клуб – «Флоренция». Права на название «Фиорентина» принадлежали кредиторам обанкротившейся команды, и использовать это имя было нельзя, не заплатив за него крупной суммы. И она была заплачена уже через небольшой промежуток времени. Во Флоренции не могло быть клуба «Флоренция», там может быть только «Фиорентина». Когда новый клуб, новое юридическое лицо, взял на себя название «Фиорентина», он впитал в себя дух той «Фиорентины», он стал ей. Использовав деньги, молодой клуб, «клуб в себе», одним росчерком пера на финансовом документе перешёл в состояние феллаха, за какое-то мгновение получив Историю – он просто купил её. Но это лишь ловкость адвокатов, правовая ловушка, шарада. Кто будет придавать значение тому, что юридически это уже не та «Фиорентина», что была раньше? Это «Фиорентина», и этим всё сказано, ведь в имени команды скрыт её дух. Отбрасывая всяческий формализм, мы понимаем – исторически «Фиорентина» воскресла, как феникс из пепла, и, может быть, когда-нибудь мы вновь увидим её на вершине, она снова вернётся в состояние гранда.

Сноска 2. Швейцарец хотел заменить Juventus на Jugend Fussballverein – Футбольное Объединение Молодёжи.

Известно, что вначале Истории «Милан» и «Интер» были одним клубом, но в 1903 году часть членов (если быть точными – 45) покинула «Милан» из-за того, что в там не разрешалось играть неитальянцам. «Отступники» создали новый клуб и назвали его «Интернационале» [3]. Первым капитаном сине-чёрных стал швейцарец Эрнст Манктль. Сейчас в «Интере» итальянцев с трудом можно насчитать полдюжины, даже учитывая глубокий запас, но обвинять в чрезмерном использовании чужеземцев «Интер» было бы так же бессмысленно, как винить тигра за его кровожадность. Это заложено самой природой. Дух «Интера» скрыт в его названии, в этом названии сама его История, без этого «Интер» не был бы Интернационале. Наибольшие достижения сине-чёрных связаны с аргентинским тренером – Элленио Эррерой, который дважды выигрывал для «Интера» кубок Чемпионов. Клуб и образован-то был только для того, чтобы в нём играли легионеры. «Интер» не предал себя, в отличие от «Милана», который мы лучше всего помним то по тройке "летучих голланцев" [4], а теперь знаем по целой толпе бразильцев [5]... Если бы не другая выдающаяся тройка - Барези-Мальдини-Костакурта, то дела "Милана" были бы значительно хуже...

Сноска 3. Первоначальное имя "Интернационале" - Club Internazionale Calcistico (Интернациональный Клуб Ножного Мяча.)

Сноска 4. Знаменитое трио Гуллит - Райкаард - ван Бастен, блиставшее на границе 80-90 годов прошлого столетия.

Сноска 5. Сержиньо, Кафу, Роке Жуниор, Дида, Кака, Ривалдо, Роналдо, Пато... Кто следующий?..

Мог ли «Милан» дойти до того состояния, в котором он находится сейчас, если бы тогда, в 1903, клубные боссы пошли на принципиальный шаг и, желая подчеркнуть принципиальное несогласие и коренное идеологическое различие с «Интером», переименовали бы клуб в «Национале»? Разумеется, нет. Да если бы в национальной итальянской команде играли три бразильца, «Националь» стал бы посмешищем на всю страну, его название стало бы жалкой издевкой. В настоящее время, если мы поменяем местами имена «Интера» и «Милана», абсолютно ничего не изменится. Уже не надо обладать чересчур развитой фантазией, чтобы представить себе чёрно-синий «Милан» и красно-чёрный «Интер» – всякие разумные границы между этими клубами, которые когда-то привели к их размежеванию, исчезли. И, как это не прискорбно будет слышать почитателям «Милана», исторически «Интер» победил. Победил, чтобы в своём триумфе дойти до полного абсурда – когда в команде осталось лишь два итальянца на скамейке; победил, чтобы стать посмешищем для всего футбольного мира, когда Фабио Капелло назвал «Интер» «хорошей аргентинской командой», а Йозеф Блаттер – «позором». Использование легионеров имеет свои границы, но не для "Интера": самим фактом своего рождения он обречён быть неитальянским клубом на Аппенинах, как бы парадоксально это не звучало. Полное отсутствие итальянцев в стартовом составе нерроадзурри может нравиться или нет, разумом мы можем и, наверное, должны оценивать такое положение вещей негативно, но такова у "Интера" судьба.

Несмотря на вышенаписанное, мы говорим, что великий клуб никогда бы не смог бы предать своего имени. Это утверждение, как ни странно, применимо и к «Милану». Почему? Ответ совершенно прозрачен – в названии «Милана» не скрыто ничего, кроме банального названия города, в котором базируется клуб. Поэтому «Милан» изменил принципам своих создателей, предал себя, но не своё имя. Нося такое прозаическое название, дух красно-чёрного клуба может изменяться, как хамелеон. При Берлускони дух «Милана» – это власть. Владелец клуба – неоднократный премьер-министр Италии, президент клуба – Галиани – продолжительное время был и президентом итальянской футбольной Лиги. «Милан» с девяностых годов прошлого века и до теперешнего момента – это дух власти на футбольном поле. И это именно власть заставляет «Милан» побеждать в большей мере, чем что-либо ещё [6].

Сноска 6. И не только заставляет, но и помогает. Достаточно вспомнить завершение сезона 2005 года, когда за десять туров до конца чемпионата “Милан” и “Ювентус” шли нога в ногу в турнирной гонке, причём иногда совпадало не только количество очков, но и разница забитых и пропущенных мячей! За несколько игр до завершения сезона соперникам предстояла личная встреча, которая многое могла бы разрешить. За три тура до неё Старая Синьора играла с “Интером”, и в той встрече лидер атак Юве Златан Ибрагимович столкнулся в борьбе с защитником чёрно-синих Иваном Кордобой и разбил ему голову. Судья посчитал это игровым эпизодом и ничего не предпринял. Однако уже после матча по инициативе Адриано Галиани данный эпизод был пересмотрен Итальянской Лигой и шведскому нападающему впаяли три недели дисквалификации - ровно столько, чтобы он не смог сыграть против “Милана”...

Именно тогда, когда «Милан» упускает возможность стать национальным клубом Италии, становится понятно, что рано или поздно кто-то должен занять его место. И его занимает «Ювентус». Со Старой Синьорой вообще складывается парадоксальная ситуация – за неё в Италии болеет больше людей, чем в самом Турине. В конце девяностых годов XX века неоднократно массировались слухи о том, что свои домашние матчи Юве будет проводить не в Турине, а в различных городах Италии, в основном в центре и на юге. Тем не менее, весьма разумное решение, принимая во внимание вечно пустующий “Делле Альпи” и высокую популярность Старой Синьоры на юге и в центре Италии, по каким-то причинам так и не было принято...

Но "Невеста Италии", как ещё называют Юве, известнен не только как самый популярный итальянский клуб. Несмотря на то, что вплоть до Кальчиопиоли "Ювентус" был ненавидим фанами всех других команд как самый удачливый и скандальный клуб, до смерти братьев Джованни и Умберто Аньелли "Ювентус" действительно уважали и боялись, поскольку за его спиной маячила империя FIAT и его бессменные владельцы - семейство Аньелли, обладавшее в Италии непререкаемым авторитетом и безупречной репутацией. Но после смерти братьев, возможно, мы наблюдаем один из самых грандиозных переворотов в судьбе одного из величайших клубов мира, и, соответственно, грандиозные изменения в самой футбольной Истории. Похоже, пришедшие на волне Кальчиопиоли к власти в клубе Элканны, принесут в команду то, чего в ней никогда не было - краеугольным камнем клубной политики становятся деньги. Как тут не вспомнить и тот факт, что Фабио Капелло, этот величайший тренер современности, известный своим жёстким характером и твёрдым словом, неоднократно заявлял, что никогда и ни за что не будет тренировать «Ювентус», аргументируя это тем, что не разделяет сам дух туринского гранда. Всё закончилось тем, что дон Фабио оказался на тренерской скамье Старой Синьоры. В очередной раз дух капитализма оказался сильнее – трёх миллионов евро в год оказалось достаточно, чтобы преодолеть все идеологические противоречия... Пока "Ювентус" играет на "Стадио Олимпико", к 2011 году на месте "Делле Альпи" запланировано открытие нового стадиона, в котором футбольное поле, похоже, будет не более чем придатком к сети супермаркетов, конференц-залам, ресторанам и аттракционам. "Ювентус" станет вывеской для зарабатывания денег, наподобие принадлежавшей корпорации Walt Disney хоккейной команде "Могучие утки" из Аннахайма [7], или бакетбольным быкам из Чикаго [8]. Путь североамериканских хоккейной и баскетбольной лиг расстилается перед Старой Синьорой - этому можно было бы удивляться, если бы в Турине не было Элканнов [9].

Сноска 7. Annaheim Mighty Ducks

Сноска 8. Chicago Bulls

Сноска 9. Элканны - одна из боковых ветвей семейного дерева клана Аньелли, к которой после смерти Джованни и Умберто перешло руководство инвестиционным фондом IFIL, контролирующим основные активы семьи (в том числе FIAT и "Ювентус"). Джон Элканн, нынешний глава IFIL, а также его брат Лапо, провели юность и получили образование в Соединённых Штатах Америки, со всеми вытекающими отсюда последствиями - как в отношении бизнеса, так и европейского футбола.



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 1

Довольно любопытно!


 



Теги

Наш кандидат


Опрос

Как вы относитесь к пробуждению Ктулху?


Интересы

Антиинтересы

Банери


Google Analytics

MAP

Кількість моїх шанувальників в


About me
Тест на украинскость от "КП" в Украине"
Ваш индекс
украинскости: 75
«Поздравляем, ты – нормальный среднестатистический украинец. Вступать в УПА еще рано, но ты рад, что не москаль - и слава богу! И героям слава!»
 
100.gif 0.gif Пройти тест!
ОБОЗ.ua