Epistula non erubescit!

 


Едуард Демерзель
Настрій: добрий

Моя десятка улюблених книг із цитатами

Приймаю естафету від Наталки Денисової (nattaha) і пишу про свою десятку улюблених книг. Звичайно, я міг щось пропустити, забути, чи в чомусь посумніватися, але мінімум 7 з 10 книг - мої топові. Отже:

1. Сомерсет Моем "Лезо бритви". Соммерсет Моем

Найсильніша книга, яку я читав. В ній є все - кохання і зрада, гроші і жебрацтво, духовність і слава, жертовність і підлість. Але головне, що ця не дуже велика, проте дуже глибока книга описує справжнє життя. Must read для всіх, хто не знайомий з творчістю Моема. Процитую лише частинку вступної глави, адже краще автора про свій твір ніхто не скаже:

"Никогда еще я не начинал писать роман с таким чувством неуверенности. Да и романом я называю эту книгу только потому, что не знаю, как иначе ее назвать. Сюжет ее беден, и она не кончается ни смертью, ни свадьбой. Смертью кончается все, так что она - естественное завершение любого сюжета, но и брак - неплохая развязка, и напрасно умудренные скептики издеваются над так называемым счастливым концом. Не что иное, кай здравый инстинкт, подсказывает рядовому человеку, что, поженив героев, автор вполне может поставить точку. Если мужчина и женщина после каких угодно перипетий обретают друг друга, значит, они выполнили свою биологическую функцию, и интерес переключается на то поколение, что идет им на смену. А я вот оставляю моих читателей в неведении. Эта книга содержит мои воспоминания о человеке, с которым я непосредственно сталкивался лишь через большие промежутки времени, и мало осведомлен о том, что он делал между нашими встречами. Как беллетрист, я бы мог, вероятно, заполнить эти пробелы достаточно убедительно и таким образом сделать мое повествование более связным; но мне не хочется этим заниматься. Я хочу писать только о том, что мне доподлинно известно."

2. Оскар Вайлд "Літературні казки". Оскар Вайлд

Звичайно, розпіарений "Портрет Доріана Грея" також є шедевром, але, на мою думку, він незрівнянно гріший від збірки невеличких казок. "Щасливий принц", "Зоряний хлопчик", "Вірний друг", "Егоїстичний велетень" та інші казки (загалом, здається, їх 8) містять в собі чи не весь спектр можливих людських емоцій - від щастя до величезного горя, від любові до ненависті... Цими своїми маленькими шедеврами видатний ірландський письменник повністю заперечив свою загальновідому тезу про те, що "будь-яке мистецтво не містить в собі ніякої користі", адже мораль казок Вайлда, хоча і лежить на поверхні, не стає від того менш глибокою. Найкращою, як на мене, є казка "Щасливий принц", і вона якнайкраще характеризує справжні життєві цінності та дає оцінку більшій частині політиків. Кінець цієї казки - мабуть, найулюбленіший мій уривок з усієї літератури. (Хто не читав казку, для того, аби зрозуміти суть закінчення, треба знати, що статуя Щасливого Принца, яка була вкрита золотом і коштовним камінням, просила ластівку відривати всі ці багатства з неї і розносити по хатах бідняків у місті. Ласточка робила це доти, доки не зняла з Принца всі коштовності, але до цього часу прийшла зима, і пташка замерзла насмерть. Від горя розкололося і свинцове серце статуї... Доречі, переклад мій власний =Р Казки неперевершені в ориґіналі :) ):

Сутра на следующий день Городской Глава шёл по площади в компании Городских Советников. Проходя мимо колонны, он посмотрел на статую.
«Фу! Как убого выглядит Счастливый Принц!»
сказал он.
«Как убого, в самом деле!»
вскричали Городские Советники, которые постоянно соглашались с Городским Главой, и они подошли поближе, чтобы посмотреть.
«Рубин отвалился от его меча, его глаза исчезли, и он больше не позолочен!»
заметил Городской Глава. – «Он не намного лучше нищего!»
«Не намного лучше нищего»,
сказали Городские Советники.
«И, в самом деле, у его ног
мёртвая птица продолжал Городской Глава. – «Мы должны издать указ о том, что птицам запрещается умирать здесь!».
И Городской Секретарь сделал соответствующую запись. После этого статуя Счастливого Принца была снята.
«Поскольку он больше не прекрасен, он бесполезен», - сказал Профессор Искусств в Университете.
Затем статую расплавили в печи, и Городской Глава провёл заседание Совета, чтобы решить, что делать с металлом.
«Нам, конечно, нужна другая статуя»,
сказал он. – «И это будет статуя меня».
«Меня!»,
сказал каждый из Городских Советников и они начали спорить. Когда я слышал о них в последний раз, они всё ещё спорили. (нічого не нагадує, а?)
«Как странно!»
сказал бригадир в литейной. – «Это треснутое свинцовое сердце не плавится в печи. Мы должны его выкинуть». И они выкинули его на мусорную кучу, где также лежала и мёртвая Ласточка.
«Принеси мне две самые ценные вещи в этом городе,» - сказал Господь одному из Своих Ангелов; и Ангел принёс Ему свинцовое сердце и мёртвую птицу.
«Ты сделал правильный выбор»,
сказал Бог, «ибо в моём Райском Саду эта маленькая птичка будет петь вечно, а в моём Золотом Городе Счастливый Принц будет славить Меня».

3. Соммерсет Моем "Місяць та гріш". Сомерсет Моем

Найвідоміша книга Моема, в якій автор намагається алегорично викласти свою версію історії життя відомого дивакуватого художника Поля Гогена (роль якого в книзі грає Стрікленд). Доречі, це перша книга, яку я прочитав спочатку в ориґіналі, англійською, а потім вже і в перекладі. Одна з найкращих рис цієї повісти - діалоги. Ось один з них:

Не знаю почему, Стрикленд охотно водился со мной. Отношения у нас сложились своеобразные. Однажды он попросил меня дать ему взаймы пятьдесят франков.
- И не подумаю, - отвечал я.
- Почему?
- А с какой радости я стану ссужать вас деньгами?
- Мне сейчас очень туго приходится.
- Не интересуюсь.
- Не интересуетесь, если я сдохну с голода?
- Мне-то что до этого? - в свою очередь спросил я.
Минуту-другую он смотрел на меня, теребя свою косматую бороду. Я улыбался.
- Что вас смешит, хотел бы я знать? - глаза его гневно блеснули.
- Неужели вы так наивны? Вы ведь никаких обязательств не признаете,
следовательно, и вам никто ничем не обязан.
- А каково вам будет, если я сейчас пойду и повешусь, потому что мне
нечем заплатить за комнату и меня выгонят на улицу?
- Мне наплевать, что с вами будет.
Он фыркнул.
- Хвастовство! Сделай я это, и вас совесть загрызет.
- Попробуйте, тогда увидим, - отвечал я.
Улыбка промелькнула у него в глазах, и он молча допил свой абсент.
- Не сыграть ли нам в шахматы? - предложил я.
- Пожалуй.
Когда мы расставили фигуры, он с довольным видом оглядел доску.
- Отрадно видеть, что твои солдаты готовы к бою.
- Вы вправду вообразили, что я дам вам денег? - спросил я.
- А почему бы вам и не дать?
- Вы меня удивляете и разочаровываете.
- Чем?
- Оказывается, в глубине души вы сентиментальны. Я бы предпочел, чтобы
вы не взывали так наивно к моим чувствам.
- Я презирал бы вас, если бы вы растрогались, - отвечал он.
- Так-то оно лучше, - рассмеялся я.
Мы сделали первые ходы и оба углубились в игру. А когда кончили, я сказал:
- Вот что я вам предлагаю, если у вас дела так плохи, покажите мне ваши картины. Возможно, какая-нибудь из них мне понравится, и я ее куплю.
- Идите к черту, - отрезал он.
Он встал и уже шагнул было к двери. Я его остановил ехидным замечанием:
- Вы забыли заплатить за абсент!
Он обругал меня, швырнул на стол монету и ушел.

4. Джером К. Джером "Троє в човні, не рахуючи собаки".

Джером К ДжеромНеперевершена книга про мандри Темзою трьох волоцюг та їх собаки Монморенсі. Якщо прочитати цю книгу, то можна дійти висновку, що англійський гумор не такий вже тупий, як прийнято вважати. Звичайно, бажано читати в ориґіналі, але переклад російською також доволі вдалий. Мій улюблений відривок уривок висміює звичку туристів розглядати цвинтарі:

Однажды, золотистым солнечным утром я прислонился к невысокой стене, ограждающей, маленькую сельскую церковь, и курил, с глубокой, тихой радостью наслаждаясь безмятежной картиной: серая старинная церковь с деревянным резным крыльцом, увитая гирляндами плюща, белая дорога, извивающаяся по склону горы между рядами высоких вязов, домики с соломенными крышами, выглядывающие из-за аккуратно подстриженных изгородей, серебристая река в ложбине, покрытые лесом горы вдали...
Чудесный пейзаж! В нем было что-то идиллическое, поэтичное, он вдохновлял меня... Я казался себе добрым и благородным. Я чувствовал, что не хочу больше быть грешным и безнравственным. Мне хотелось поселиться здесь, никогда больше не поступать дурно и вести безупречную, прекрасную жизнь; мне хотелось, чтобы седина посеребрила мне волосы, когда я состарюсь, и т. д. и т. д.
В эту минуту я прощал всем моим друзьям и знакомым их греховность и дурной нрав и благословлял их. Они не знали, что я их благословляю. Они шли своим дурным путем, не имея понятия о том, что я делал для них в этой
далекой мирной деревне. Но я все же делал это, и мне хотелось, чтобы они это знали, так как я желал сделать их счастливыми.
Такие возвышенные, добрые мысли мелькали у меня в голове, и вдруг моя задумчивость была прервана тоненькими, пронзительными возгласами:
- Все в порядке, сэр! Я иду, иду. Все в порядке, сэр! Не спешите.
Я поднял глаза и увидел лысого старика, который ковылял по кладбищу, направляясь ко мне; в руках у него была огромная связка ключей, которые тряслись и гремели при каждом его шаге.
С молчаливым достоинством я махнул ему рукой, чтобы он уходил. Но старик все приближался, неумолчно крича:
- Я иду, сэр, иду! Я немного хромаю. Теперь я уже не такой прыткий, как раньше. Сюда, сэр!
- Уходи, о несчастный старец, - сказал я.
- Я торопился изо всех сил, сэр! - продолжал старик. - Моя хозяйка вот только сию минуту заметила вас. Идите за мной, сэр!
- Уходите, - повторил я, - оставьте меня, пока я не перелез через стену и не убил вас.
Старик, видимо, удивился.
- Разве вы не хотите посмотреть могилы? - спросил он.
- Нет, - ответил я. - Не хочу. Я хочу стоять здесь, прислонившись к этой старой крепкой стене. Уходите, не мешайте мне. Я доверху полон прекрасными, благородными мыслями и хочу остаться таким, ибо чувствую себя добрым и хорошим. Не болтайтесь же здесь и не бесите меня. Вы рассеете все мои добрые чувства вашими нелепыми могильными камнями. Уходите и найдите кого-нибудь, кто похоронит вас за дешевую цену, а я оплачу половину расходов.
На минуту старик растерялся. Он протер глаза и пристально посмотрел на меня. Снаружи я был достаточно похож на человека. Старик ничего не понимал.
- Вы приезжий? - спросил он. - Вы не живете здесь?
- Нет, не живу, - сказал я. - Если бы я жил здесь, вы бы здесь не жили.
- Ну, значит, вы хотите посмотреть могилы, - сказал старик. -
Гробницы, знаете, закопанные люди, памятники.
- Вы обманщик, - ответил я, начиная раздражаться. - Я не хочу смотреть ваши могилы. Зачем это мне? У нас есть свои могилы - у нашей семьи. Могилой моего дяди Поджера на кладбище Кенсел-Грин гордится вся округа; гробница моего дяди в Бау может принять восемь постояльцев, а моя двоюродная бабушка Сюзен покоится в кирпичной гробнице на кладбище в Финчли; надгробный камень ее украшен барельефом в виде кофейника, а вдоль всей могилы тянется шестидюймовая ограда из лучшего белого камня, которая стоила немалых денег. Если мне требуются могилы, я хожу в те места и наслаждаюсь ими. Мне не нужно чужих могил. Когда вас самого похоронят, я приду и посмотрю на вашу могилу. Это все, что я могу для вас сделать.
Старик залился слезами. Он сказал, что на одной из могил лежит камень, про который говорят, будто это все, что осталось от изображения какого-то мужчины, а на другом камне вырезаны какие-то слова, которых никто еще не
мог разобрать.
Я продолжал упорствовать, и старик сказал сокрушенным тоном:
- Может быть, вы посмотрите надгробное окно?
Я не согласился даже на это, и старик выпустил свой последний заряд.
Он подошел ближе и хрипло прошептал:
- У меня есть там внизу, в склепе, пара черепов. Посмотрите на них. Идемте же, посмотрите черепа. Вы молодой человек, вы путешествуете и должны доставить себе удовольствие. Пойдемте, посмотрите черепа.
Тут я обратился в бегство и на бегу слышал, как старик кричал:
- Посмотрите черепа! Вернитесь же, посмотрите черепа!

5. Ґабріель Ґарсія Маркес "Сто років самотності".Габріель Гарсія Маркес

Це та книга, якій не потрібні жодні рекомендації. Сподіваюсь, колись я зможу прочитати її в ориґіналі, а поки доведеться читати в перекладі :) Щоправда, "Сто років самотності" - не той твір, який виникає бажання перечитувати. Слог чудовий і вишуканий, але відсутність діалогів значно ускладнює читання. Але "маґічний реалізм" роману робуить свою справу, і відірватися віл книги просто неможливо, поки не прочитаєш до кінця. Саме неймовірним сплетінням реального життя і різноманітних міфів та легенд притягує до себе цей твір. Каюся, але головну лінію роману я, мабуть, пропустив крізь себе не зрозумівши до кінця: це єдина книга з десятки, значення форми якої для мене значно переважило зміст. Уривок, який дуже добре передає відчуття магічного реалізму:

Устав проповедовать в пустыне, падре Никанор решил обратить свои силы на строительство самого большого в мире храма со статуями святых в натуральную величину и витражами, для того, чтобы люди приезжали в Макондо даже из Рима -- молиться Богу в самом центре безбожия. Он ходил повсюду с медной тарелочкой и собирал пожертвования. Ему щедро подавали, но он требовал больше, потому что храм должен был иметь такой колокол, от звона которого всплывали бы утопленники. Он так умолял всех, что даже голос потерял, а кости у него гудели от усталости.

В одну из суббот, прикинув, что собранного не хватит даже на двери храма, он позволил отчаянию смутить себя. Соорудил на городской площади алтарь и в воскресенье с колокольчиком в руке, как ходили во времена эпидемии, обежал все улицы, созывая народ на полевую мессу. Многие пришли из любопытства. Другие от нечего делать. Третьи -- опасаясь, как бы Бог не счел пренебрежение к своему посреднику за личную обиду. Таким образом, в восемь часов утра половина города собралась на площади, где падре Никанор читал Евангелие голосом, надорванным мольбами о деньгах. К концу мессы, когда присутствующие уже стали расходиться, он поднял руку, требуя внимания.

-- Минутку, -- сказал он. -- Сейчас вы получите неоспоримое доказательство беспредельного могущества Господа Бога.

Мальчик, помогавший падре Никанору во время мессы, принес чашку густого дымящегося шоколада. Священник одним духом проглотил весь напиток. Потом извлек из рукава сутаны платок, вытер губы, простер обе руки перед собой и закрыл глаза. И вслед за тем падре Никанор поднялся на двенадцать сантиметров над землей. Довод оказался весьма убедительным. В течение нескольких дней священник ходил по городу, повторяя при помощи горячего шоколада свой трюк с вознесением, и служка набрал в мешок столько денег, что не прошло и месяца, а строительство храма уже было начато.

6. Айзек Азімов "Академія"

Айзек Азімов"Академія" - не самий вдалий переклад, в ориґіналі - Foundation. Російською мовою називається ще "Фонд" або "Основание" - остання версія, як на мене, найбільш вдала. Сага чи не найвідомішого фантаста в історії про розпад галактичної імперії і науку психоісторію, яку вчений Гері Селдон віднайшов задля наукового керування імперією та зменшення негативних наслідків її зникнення. Оригінальна сага складається з 7 частин: "Прелюдія до Академії", "На шляху до Академії", "Академія", "Академія та імперія", "Друга Академія", "Академія в небезпеці", "Академія і Земля". Із цим твором повязані дві цікавинки:

  1. В перших двох частинах є герой на ім'я Едо Демерзель, який був премєр-міністром Імперії до Гері Селдона :)
  2. За чутками, сага Азімова мала величезний вплив на Осаму бін Ладена, і саме цей твір наштовхнув його до створення своєї терорестичної організації, яка за аналогією Академії Гері Селдона мала на меті керування світом шляхом створення різноманітних епохальних криз. Так чи це ні - знає, мабуть, тіки сам бін Ладен, але факт залишається фактом: назва роману "Foundation" арабською мовою звучить... правильно, - Al Qaida!

Улюблений уривок - це завершення 5 частини, "Друга Академія", але, нажаль, без знання сюжету його важко зрозуміти. Тому зупинимось на коротенькій цитаті із діалогу Гері Селдона із колегою:

 - Мое поле деятельности - математический анализ социальных структур.
- Звучит чудовищно!
))))))

7. Френсіс Фукуяма "Кінець Історії та Остання Людина".

Френсіс ФукуямаЧи не найвідоміша книга сучасності із політології та геополітики, в якій американський вчений японського походження доводить, що із крахом радянського союзу в світі остаточно перемогла ліберально-демократична модель розвитку держав, перемігши своїх головних ідеологічних конкурентів - лівий комунізм та правий нацизм. Надзвичайно сильна книга, яку варто було б прочитати усіляким там комуністам та анархістам і зрозуміти, що в них немає жодних шансів у боротьбі із демократичною формою правління =Р Хоча у завершальній частині своєї книги і визнає, що ліберальна демократія теж має свою ахілесову п'яту:
Оглядываясь назад, мы, живущие в век старости человечества, могли бы прийти к следующему заключению. Ни один режим -- ни одна "социоэкономическая система" -- не может удовлетворить всех и повсюду, в том числе и либеральная демократия. Вопрос не в неполноте демократической революции, то есть не в том, что блага свободы и равенства не были распространены на всех людей. Неудовлетворенность возникает именно там, где триумф демократии наиболее полон: это неудовлетворенность свободой и равенством. Таким образом, те, кто остался неудовлетворенным, всегда будут иметь потенциал запустить историю заново.

8. Освальд Шпенглер "Занепад Європи".

Освальд ШпенглерЩе один фундаментальний серйозний труд, на цей раз - з філософії історії. В своєму двухтомнику (перший має назву "Образ та дійсність", другий - "Всесвітньо-історичні перспективи") відомий німецький філософ Освальд Шпенглер доводить, що історія людства не є "єдиною лінією із минулого до майбутнього", як нас вчили в школі, а являє собою такий-собі букет із сукупності різних цивілізацій та культур - як-то давньоєгипетська, антична, китайська, західноєвропейська, майя, тощо. Кожна цивілізація, за думкою Шпенглера, проходить декілька стадій від народження до занепаду. Аналізуючи розвиток давніх цивілізацій, Шпенглер доходить висновку, зо сучасна західна цивілізація переживає останні століття свого існування. Цікаво, що Шпенглер був глибоко освіченою людиною, знав як гуманітарні, так і точні науки, тому його аналіз досить глибокий та переконливий, він розглядає всі аспекти існування цивілізацій - від мов та писемності до грошової системи та математики. Мій улюблений уривок - коли Шпенглер глузує із сучасних істориків, які, знайшовши рештки яких-небудь поселень, відразу починають думати і гнадати, звідки ж ці люди прийшли на це місце:

Здесь мы сталкиваемся с излюбленным понятием современного исторического мышления. Попадется сегодня историку народ, который что-то в истории совершил, он просто обязан задаться вопросом: откуда он появился? Прямо-таки правила хорошего тона требуют от народа, чтобы он откуда-нибудь происходил и имел прародину. Что он может оказаться у себя дома именно там, где находится теперь, - считается предположением едва ли не оскорбительным. «Переселение» - излюбленный мотив сказаний изначального человечества, однако его применение в серьезных исследованиях превратилось едва не в манию. Уже не ставится под сомнение то, проникли ли китайцы в Китай, а египтяне - в Египет; спрашивают лишь, когда это произошло и откуда. Ученые скорее готовы согласиться, что семиты происходят из Скандинавии, а арийцы - из Ханаана, чем отказалиться от понятия прародины.

9. Ліна Костенко "Вірші".

Ліна КостенкоБез поезії на полиці було б досить сумно, але забагато поезії - теж не дуже добре. Тому з 10 книг я беру лише одну поетичну, але нехай це буде поезія моєї улюбленої поетеси, справжньої українки Ліни Костенко. Я люблю і її поему "Зоряний інтеграл", і велику кількість віршів, серед яких мені навіть важко обрати найулюбленіший. Нехай це буде найкоротший - "Життя іде, і все без корректур":

Життя іде і все без коректур.
І час летить, не стишує галопу.
Давно нема маркізи Помпадур,
і ми живем уже після потопу.

Не знаю я, що буде після нас,
в які природа убереться шати.
Єдиний, хто не втомлюється, – час.
А ми живі, нам треба поспішати.

Зробити щось, лишити по собі,
а ми, нічого, – пройдемо, як тіні,
щоб тільки неба очі голубі
цю землю завжди бачили в цвітінні.

Щоб ці ліси не вимерли, як тур,
щоб ці слова не вичахли, як руди.
Життя іде і все без коректур,
і як напишеш, так уже і буде.

Але не бійся прикрого рядка.
Прозрінь не бійся, бо вони як ліки.
Не бійся правди, хоч яка гірка,
не бійся смутків, хоч вони як ріки.

Людині бійся душу ошукать,
бо в цьому схибиш – то уже навіки.

10. Брайан Грін "Елегантний Всесвіт: суперструни, приховані розмірності та пошуки кінцевої теорії".

Браян Грін суперструниХудожня література та суспільні науки - то, звичайно, добре, але якщо серед 10 єдиних книг не буде жодної книги з точних наук, то рано чи пізно стане нудно. Тому десятою книгою я обираю науково-популярну книгу відомого фізика-теоретика Брайана Гріна, який доступно розповідає про теорію струн - теорію, яка може стати альтернативою стандартній фізичній теорії елементарних часток.

 

Книга Брайана Грина «Элегантная Вселенная» — увлекательнейшее путешествие по современной физике, которая как никогда ранее близка к пониманию того, как устроена Вселенная. Квантовый мир и теория относительности Эйнштейна, гипотеза Калуцы—Клейна и дополнительные измерения, теория суперструн и браны, Большой взрыв и мульти--вселенные — вот далеко не полный перечень обсуждаемых вопросов.

 

 

Используя ясные аналогии, автор переводит сложные идеи современной физики и математики на образы, понятные всем и каждому. Брайан Грин срывает завесу таинства с теории струн, чтобы представить миру 11-мерную Вселенную, в которой ткань пространства рвется и восстанавливается, а вся материя порождена вибрациями микроскопических струн.

 

 



Рекомендовать запись
Оцените пост:

Показать смайлы
 

Комментариев: 20

Очень интересно :). Насчет Азимова даже не сомневалась, Эдо у него чудо как хорош :):):). A я над своими книгами все еще думаю, и вероятно, ничего не напишу :D.

Что, не наберается десяти прочитанных книг? =Р Шутка ;)

Типа того... Придется, пожалуй, подпункты вводить :):):)

Давайте, не ленитесь, давненько от вас ничо не было ;)

Ёлы-палы, даже мысли есть, а вот времени на изложение - нет, а писать попсу че-то не хоцца, хоть и могу :):):).

Попса двигает рынок =Р

гм... Брайан Грін "Елегантний Всесвіт: суперструни, приховані розмірності та пошуки кінцевої теорії"... почитаю)

Почитай-почитай, тим більше, є де закачати в інтернеті ;)

ну от, знову треба братися за книги, додаю у вибране і буду по-можливості заповнювати пробіли))

Знаешь, Портрет Дориана Грея - самодостаточный шедевр, без сравнений со сказками. Уайльд был гениален в каждой фразе, в каждом абзаце всех своих произведений.

Ивой список побуждает перечитать Моэма.

Ну а теория суперструн вообще сразила наповал и заставила покраснеть)

Ну, так пришлоось бы все 10 книг под Уайлда отводить ))) При всём уважении к нему это было бы неинтересно :) Что касается "Портрета", то некоторые его части было невыносимо скучно читать о_О

вот как раз вчера перечитала Портрет. Он великолепен. Лорд Генри - это ж просто песня!

Не можу такого написати :((( Не знаю, яка найулюбленіша :((( Але з чимось зі списку згоден :)))

стибрив в обране, чудовий огляд

Дякс :)

ё-маё какое разнообразиё

Ну так треба ж було запасатися книгами на все життя ;) Є щось знайоме? :)

Рекомендував цей запис

бо книжки - хороші! особливо мені близькі Вайлд та Костенко. Та й Азімов - класний був чувак (колега, як не як). Моема (дуже соромно) так і не читала у свідомому віці, напевно, варто взятися :))))

Моема віжразу в оригіналі краще читати ;)

очень интересные цитаты

 



Теги

Наш кандидат


Опрос

Как вы относитесь к пробуждению Ктулху?


Интересы

Антиинтересы

Банери


Google Analytics

MAP

Кількість моїх шанувальників в


About me
Тест на украинскость от "КП" в Украине"
Ваш индекс
украинскости: 75
«Поздравляем, ты – нормальный среднестатистический украинец. Вступать в УПА еще рано, но ты рад, что не москаль - и слава богу! И героям слава!»
 
100.gif 0.gif Пройти тест!
ОБОЗ.ua